Неосновательное обогащение

Неосновательное обогащение

Фактический состав возникновения обязательства из неосновательного обогащения

Общие положения. Обязательства могут возникать не только из договоров, правомерных односторонних действий и причинения вреда, но и из неосновательного обогащения. Предусмотренные п. 1 ст. 1102 ГК требование о возврате неосновательного обогащения*(72) и корреспондирующая этому требованию обязанность возвратить неосновательное обогащение возникают из фактического состава, который включает в себя три элемента: 1) наличие обогащения на стороне приобретателя; 2) получение обогащения за счет потерпевшего; 3) отсутствие правового основания обогащения*(73).

Закон не связывает возникновение обязательства из неосновательного обогащения ни с виной, ни с противоправностью поведения приобретателя. Как явствует из п. 1 ст. 1102 ГК, на стороне приобретателя имеет значение не вина или противоправность, а только его обогащение, наступившее без правового основания.

Элементы фактического состава возникновения обязательства из неосновательного обогащения. Рассмотрим каждый из этих элементов.

Наличие обогащения на стороне приобретателя. Под обогащением приобретателя понимается полученная им имущественная выгода. Она может состоять в приобретении права (например, права собственности или требования), приобретении владения вещью*(74), пользовании чужим имуществом или чужими услугами, а также в освобождении от долга*(75).

Неосновательное обогащение приобретателя чаще всего возникает через предоставление самого потерпевшего или третьего лица. Например, А, будучи признанным судом недееспособным, продает свой компьютер Б и через какое-то время (после того, как суд признает А дееспособным) передает его в собственность покупателю. Поскольку передача компьютера в собственность есть абстрактная сделка*(76), она обосновывает переход права собственности к Б и при недействительности лежащей в ее основании каузальной сделки. Поэтому А не причитается виндикационное притязание против Б. Но так как Б приобрел право собственности на компьютер и тем самым обогатился без правового основания, он обязан возвратить неосновательное обогащение своему контрагенту по абстрактной сделке.

Примером неосновательного обогащения, возникающего у приобретателя через предоставление третьего лица, служит следующий случай. А уполномочивает Б на то, чтобы распорядиться от собственного имени вещью А. Соответственно этому Б продает и передает вещь в собственность В. Если договор купли-продажи является ничтожным, а передача вещи в собственность — действительной, то В приобретает право собственности на вещь через лишенное правового основания предоставление Б. Но неосновательное обогащение В возникает за счет А, который вследствие распоряжения Б, действительного в силу данного ему уполномочия, утратил право собственности на вещь. В рассматриваемом случае притязание из неосновательного обогащения причитается не А, а Б. Ведь если бы оно причиталось А, то В не мог бы противопоставить ему, что он, со своей стороны, имеет требование о возврате уплаченной им Б покупной цены, потому что это требование направляется лишь против Б. Однако Б не может требовать от В перенесения на себя права собственности на вещь, так как он не являлся ее собственником. Причитающееся Б притязание из неосновательного обогащения направлено на возврат ему владения вещью с одновременным обратным перенесением права собственности на того, кому оно принадлежало, — стало быть, на А*(77).

Неосновательное обогащение может также возникнуть через действие приобретателя, которое представляет собой вторжение в чужое право. Так, например, обстоит дело, если кто-то неправомерно использует не принадлежащую ему вещь. Полученная выгода здесь лежит уже в произведенном пользовании вещью. Поскольку возвращение этой выгоды невозможно в связи с характером полученного, возмещению подлежит ее объективная стоимость (п. 2 ст. 1105 ГК).

О вторжении в чужое право речь идет и в следующем случае. А (хранитель) продает принадлежащую Б (поклажедателю) вещь В (добросовестному приобретателю) и передает ему в собственность. Согласно п. 1 ст. 302 ГК В приобретает право собственности на вещь за счет Б, который тем самым его утрачивает. Но В получил право собственности через предоставление А, и в отношении предоставления А — В существовало правовое основание. Поэтому Б не имеет кондикции против В. Но ему предоставляется направленная против А кондикция из вторжения на то, что тот получил благодаря распоряжению, т.е. на покупную цену, потому что она есть эквивалент уплаченной Б вещи и, следовательно, по распределяющей функции права собственности причитается не А, а Б*(78).

И наконец, неосновательное обогащение может явиться результатом события (п. 2 ст. 1102 ГК). Это имеет место, когда перемещение имущества (например, заготовленного для сплава или сплавляемого леса), которое приводит к смешению движимых вещей разных собственников, вызывается фактическими процессами (например, половодьем или течением реки).

Получение обогащения за счет потерпевшего. Обязательство из неосновательного обогащения возникает лишь в том случае, если обогащение приобретателя происходит "за счет другого лица" (потерпевшего). По мнению некоторых отечественных*(79) и зарубежных цивилистов*(80), слова "за счет другого лица" предполагают, что обогащению имущества на одной стороне соответствует уменьшение имущества на другой стороне. Однако обогащение приобретателя может и не сопровождаться обеднением потерпевшего. Как справедливо отмечается в литературе, при неосновательном обогащении, возникающем через вторжение приобретателя в чужое право, слова "за счет другого лица" не означают, что на стороне потерпевшего должно наступить эффективное уменьшение имущества*(81). Достаточно того, чтобы выгода причиталась потерпевшему по распределению благ. При этом не имеет значения, получил ли бы он эту выгоду. Тот, кто неправомерно пользуется чужой вещью и благодаря этому сберегает затраты, должен возместить ее собственнику стоимость пользования, даже если собственник в это время не пользовался бы вещью и ее стоимость не уменьшилась вследствие пользования или уменьшилась лишь несущественно*(82).

Отсутствие правового основания обогащения. Вопрос о том, когда обогащение лишено правового основания, не может быть решен в общем порядке. На этот вопрос следует давать различные ответы в зависимости от того, возникло ли обогащение через предоставление потерпевшего или третьего лица, через вторжение приобретателя в чужое право или в результате перемещения имущества, вызванного событием.

Предоставление происходит не ради самого себя, т.е. не для вызывания непосредственно вытекающего из него правового результата, а для достижения какой-то косвенной цели (например, вещь передается в собственность для того, чтобы этим исполнить обязанность по передаче вещи или чтобы безвозмездно увеличить имущество другого лица). Эту цель принято именовать правовым основанием, или каузой (causa), предоставления*(83). Правовое основание предоставления определяется предоставляющим, как правило, по соглашению с другой стороной*(84). Если соглашение о каузе не состоялось (например, переданные в качестве займа деньги ошибочно принимаются в качестве дарения), отпало впоследствии (это, например, имеет место при отмене дарения — ст. 578 ГК) или оговоренная сторонами кауза не осуществилась (например, после того как проценты по основному требованию были уплачены вперед, основное требование досрочно прекратилось), то предоставление, а следовательно, и возникшее через него обогащение страдает отсутствием правового основания.

При неосновательном обогащении, являющемся результатом вторжения приобретателя в чужое право, приобретатель не имеет права на такое вторжение.

Обязательства из неосновательного обогащения

Поэтому некоторые цивилисты утверждают, что в этом случае обогащение лишено правового основания ввиду противоправности вторжения*(85). Но если бы это утверждение было правильным, то кондикция из вторжения вопреки своему смыслу и своей цели приближалась бы к деликтным притязаниям. Между тем в праве неосновательного обогащения речь идет не о неправомерной деятельности, а о том, может ли обогатившийся удержать имущественную выгоду, полученную им за счет другого лица. Не подлежит никакому сомнению, что имущественная выгода, полученная приобретателем через его вторжение в чужое право, является выгодой, которая по распределяющей функции этого права причитается правообладателю. Именно это обстоятельство и делает обогащение приобретателя обогащением, лишенным по отношению к правообладателю правового основания*(86).

Что касается неосновательного обогащения, возникшего вследствие события, то оно всегда лишено правового основания и поэтому может быть кондицировано потерпевшим.

Дата добавления: 2015-07-10; просмотров: 351;

Адвокат Центральной коллегии адвокатов г. Москвы завершила процесс в Московском городском суде и отстояла решение суда первой инстанции, которым было отказано в удовлетворении иска к клиенту нашей коллегии.

А спор был достаточно сложным и начался еще в конце 2012г.

Клиенту нашей коллегии М. принадлежала на праве собственности квартира, в которой проживал ее отец. Посетив свою квартиру в очередной раз, М. установил, что в его квартире проживает совершенно посторонний человек А., а отец уже несколько месяцев как скончался.

В ходе проверки обстоятельств смерти отца М. и вселения в квартиру А., которую провела полиция, выяснилось, что некие лица после смерти отца М., узнав, что квартира пустует, решили ее присвоить путем подделки документов. Через осведомленных лиц они узнали данные паспорта М., поскольку именно он являлся собственником квартиры и мог ею распоряжаться. На основании этих данных они изготовили поддельный паспорт на имя М., нашли физическое лицо, которое стало выдать себя за М., и на основании данного поддельного паспорта приступили к продаже квартиры: изготовили дубликаты правоустанавливающих документов и начали искать покупателя. В итоге мошенники нашли покупателя А., которого заинтересовала цена квартиры ниже рыночной и быстрый выход на сделку. Несмотря на то, что чистоту сделки проверял банк, выдавший А. кредит на покупку квартиры, никто не смог установить, что паспорт М. поддельный и это вообще не он, а подставное лицо. В итоге, квартира была продана от имени М. покупателю А.

Когда М. (настоящему М. – нашему клиенту) стало известно о факте продажи его квартиры, ничего не оставалось как обратиться в полицию по факту мошенничества. Также он обратился за помощью в нашу коллегию.

Проанализировав ситуацию, в которой оказался М., адвокаты коллегии пришли к выводу о том, что необходимо обращаться в суд с иском о признании заключенного от имени М. договора купли-продажи квартиры недействительной сделкой, поскольку ожидать оперативной помощи от полиции не приходиться. В этом адвокаты оказались правы.

Обязательства вследствие неосновательного обогащения

Несмотря на то, что полиция установила фактические обстоятельства случившегося, дальше она продвинуться так и не смогла: в итоге, виновные в подделке паспорта и продаже квартиры М. так и не были найдены. И если бы М. ожидал помощи от полиции, неизвестно, смог ли он вообще возвратить свою квартиру.

Но обратившись в нашу коллегию, М. получил квалифицированную юридическую помощь. Наши адвокаты подготовили все необходимые материалы, возбудили гражданское дело против А. – нынешнего собственника квартиры, провели эффективную защиту. В этом деле А. шел до конца, поскольку он терял свое единственное жилье, за которое рассчитался своими и кредитными денежными средствами. Несмотря на длительность судебного разбирательства, адвокаты довели дело до победного конца: Проведенная почерковедческая экспертиза показала, что подпись в договоре купли-продажи квартиры выполнена не М., а иным лицом. Значит, квартира выбыла из собственности М. помимо его воли, и договор должен быть признан ничтожным.

Квартира была возвращена в собственность М.

А. потеряв квартиру, решил получить с М. хоть какие-то денежные средства, которые он потерял на покупке этого жилья, и обратился с самостоятельным иском к М. В этом иске он утверждал, что квартира при покупке находилась в ужасном состоянии и требовала ремонта. После покупки квартиры он провел в ней существенные ремонтные работы, что привело к увеличению стоимости этой квартиры. Значит М., которому квартира была возвращена от А., получил неосновательное обогащение, поскольку А. не мог забрать с собой неотделимые улучшения, произведенные в квартире, и должен был их оставить М. В связи с этим А. потребовал от М. компенсации расходов на ремонтные работы, которые, по его мнению, увеличили стоимость квартиры на сумму, сопоставимую с расходами на ремонт.

М. не стал обращаться к другим адвокатам и пригласил для защиты своих интересов специалистов Центральной коллегии адвокатов г. Москвы.

Адвокаты изучили возникшую проблему и определили линию защиты со ссылками на нормы Гражданского кодекса РФ, а также материалы дела.

В итоге, суд первой инстанции принял во внимание все доводы наших адвокатов и отказал в иске А. к М. в полном объеме. Апелляционная инстанция также подтвердила обоснованность позиции наших адвокатов и оставила решение без изменения.

Но споры между М. и А. продолжаются. Поскольку А. решил предъявить к М. необоснованный иск о взыскании денежных средств, то и М. решил не оставлять А. безнаказанным: А. длительное время (уже после вынесения решения о признании договора купли-продажи недействительным) продолжал пользоваться квартирой и выехал только тогда, когда дело дошло до судебных приставов. Указанное дает М. право требовать с А. компенсации за фактическое пользование жильем без наличия для этого каких-либо правовых оснований. Данное дело в настоящее время рассматривается в районном суде г. Москвы с участием адвокатов коллегии.

Адвокат по уголовным делам

Обязательства из неосновательного обогащения

Понятие обязательств из неосновательного обогащения и основания их возникновения

-лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

Законодатель допускает субсидиарное применение правил главы 60 к целому ряду других отношения (ст. 1103).

Принцип генеральной кондикции — правила главы 60 будут применяться к любым формам неосновательного обогащения, если это не исключено прямым предписанием закона.

Основанием возникновения неосновательного обогащения могут быть действия или события. В качестве такого основания могут быть как действия потерпевшего, так и приобретателя.

Условия возникновения кондикционных отношений:

· Наличие обогащения. Под обогащением закон понимает увеличение ценности имущества приобретателя. Закон допускает две возможные формы такого обогащения: в форме приобретения, т.е. присоединения новой ценности (количественное превращение); в форме сбережения, т.е. сохранения имущества, которое д.б. выбыть (например, освобождение от долга и т.д.). Такая форма как сбережение впервые выделена на законодательном уровне. Это форма попала в ГК из доктрины. Говорят, что существует и 3-я форма обогащения: п. 2 ст. 1105 — пользование чужим имуществом без намерения его приобрести или пользование чужими услугами. Выделение этой формы небесспорно, т.к. это превращенная 2-я форма — лицо сберегло денежные средства, которые должно было выплатить;

· Обогащение должны произойти за счет другого лица. Закон не выдвигает требования эквивалентности уменьшения имущественной ценности на одной стороне и увеличения на другой стороне.

Фактический состав возникновения обязательства из неосновательного обогащения

Исходя из данного признака, можно решить вопрос о том можно ли рассматривать в качестве частного случая конфискационные последствия недействительности сделок (ст. 169 и 179). Этот признак позволяет обозначить лиц по этому обязательству (потерпевшего и приобретателя);

· Отсутствует юридическое основание подобного обогащения одного лица в ущерб другому, т.е. обогащение является неосновательным. Если обратиться к легальному определению, то увидим, что неосновательное — это не основанное на законе, ином правовом акте или сделке. Варианты:

a) — первый случай: основание никогда не существовало. Например, передача имущества по незаключенному или ничтожному договору;

b) — второй случай: когда существовавшее основание отпало впоследствии. Этот тезис разделяется и доктриной, и судебной практикой.

Как быть, если обогащение возникает в отсутствие основания, но впоследствии это основание появляется? Кондикционное обязательство переходит в другое.

Кондикционные обязательства являются обязательствами охранительными, т.к. назначение их — восстановление нарушенного распределения материальных благ.

По месторасположению в кодексе можно сказать, что эти основания замыкают систему обязательств.

Нередко кондикционные обязательства сопровождают иные требования. Потому Ю.К. Толстой называет их обязательствами-спутниками. В определенной степени этот довод подтверждается и сегодняшним законодательством. Ст. 1103 дает указание на то, что правила гл. 60 о кондикционных обязательствах могут субсидиарно применяться к 4 обозначенным требованиям:

Ø к возврату по недействительной сделке (реституционные обязательства)

Ø к искам об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения (виндикационный)

Ø к требованиям о возмещении вреда, в т.ч. причиненного недобросовестным поведением обогатившегося (деликтные)

Ø к требованию одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством.

Это значит, что сама квалификация отношений таковыми не исключает возможности субсидиарного применения правил гл. 60. Исходя из этого, в рамках доктрины появилось утверждение, что ст. 1103 является отражением принципа генерального кондикции, т.е. любое причинение вреда будет подлежать возмещению вне зависимости от того, есть специальный деликт по этому поводу или нет. Т.е. нормы о неосновательном обогащении будут применяться к любым случаям, если иное не установлено законом.

Каковы основания кондикционных отношений? Основанием возникновения обязательств являются юридический факт.

Какой юридический факт лежит в основании кондикционных отношений? Нужно показать, что кондикционные обязательства могут возникать в силу разных фактов.

Допустим, события: когда смешиваются стада двух собственников. Кондикционные отношения могут возникать из действий как правомерных (судебные решения), так и неправомерных.

Основаниями возникновения кондикционных отношения могут быть и действия 3-их лиц. Т.о. круг оснований по сути дела безграничен. Для квалификации обязательства как кондикционного не имеет значения ни характер поведения приобретателя, ни природа юридических фактов, вызвавших возникновение этого обязательства. Для квалификации важны не юридические факты, а наличие 3 условий возникновения. П. 2 ст. 1102 подтверждает этот вывод.

Элементы обязательств из неосновательного обогащения

ü Субъекты. В каждом обязательстве существует 2 субъекта — кредитор и должник. Также и в кондикционных отношений. Кредитор — потерпевший, а должник — приобретатель. Вопрос о дееспособности субъектов не является важным, а потому субъектами могут быть абсолютно любые лица.

ü Предмет обязательства — неосновательно приобретенное или сбереженное имущество. Длительное время считалось, что им могут быть только вещи, определяемые родовыми признаками, имущественные права и неиндивидуализированные ценные бумаги на предъявителя. Такое ограниченное представление о возможном предмете доктринально подтверждалось тем, что критерием разделения виндикационного и кондикционного исков является предмет требований. Но с точки зрения сегодняшнего законодательства можно сделать вывод, что предметом могут быть и индивидуально-определенные вещи.

Кроме того в подавляющем большинстве ситуаций неосновательное обогащение происходит из-за отпадения основания.

ü Содержание. Содержанием любого обязательства являются права и обязанности сторон. Главный элемент содержания сводится к обязанности приобретателя возвратить неосновательно приобретенное или сбереженное имущество. При этом по общему правилу (ст. 1104) возврат соответствующего имущества должен происходить в натуре. Вопрос об ответственности за недостачу или повреждение неосновательно приобретенного имущества решается в ст. 1104. Вопрос решается дифференцированно в зависимости от того добросовестен приобретатель или нет.

a) Если недостача или ухудшение произошли до того, как приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности своего обогащения, то он отвечает только за умысел или грубую неосторожность. Причем здесь применяется общая презумпция виновности и именно приобретатель должен доказать отсутствие умысла или грубой неосторожности.

b) С того момента, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности приобретения или сбережения имущества он несет ответственность за утрату или ухудшение независимо от своей вины. Т.е. отвечает за любые утрату и ухудшения, в том числе, случайные.

Приобретателем должны быть возмещены фактически полученные доходы, причем независимо от того, мог ли потерпевший извлечь такие доходы, если бы неосновательного обогащения не произошло. Это правило настраивает на то, что в ситуации, когда приобретатель приобретает доходы, которые обусловлены исключительно его качествами, тоже должны быть возвращены потерпевшему. Неважно, мог ли эти доходы извлечь потерпевший.

Ст. 1107 говорит, что приобретатель должен возместить доходы, которые им получены или должны были быть получены. Потерпевший может доказать, что при большей степени заботливости и осмотрительности приобретатель мог бы получить больший доход. Бремя доказывания возможности извлечения больших доходов лежит на потерпевшем.

В п. 8 Информационного письма № 49 этот вывод подтверждается. Когда неосновательное обогащение выражено в натуральной форме потерпевший не может воспользоваться процентами по ст. 395 (в п. 6 ИП ВАС № 49), т.е. натуральные доходы не могут быть конвертированы в денежные. Проценты на неосновательное обогащение могут быть начислены, если оно выражено в денежной форме.

Но законодатель непоследователен, т.к. если неосновательное обогащение в натуральной форме потерпевший может взыскать доходы, причем не только фактические, но и возможные. Если же доходы выражены в денежной форме, то потерпевший может требовать проценты по ст. 395, но доказывать возможные доходы в денежной форме не может. Т.е. это некая неопровержимая презумпция доходов в денежной форме.

Существует проблема определения момента, с какого приобретатель становится недобросовестным и т.о. с какого момента он должен выплачивать проценты. Особо сложна эта проблема при безналичном расчете. Первое разъяснение было дано в п. 26 Постановления Пленума ВС № 13/14: в тех случаях, когда денежные средства передается приобретателю в безналичной форме следует исходить из того, что приобретатель должен узнать о неосновательном получении средств при предоставлении ему банком выписки о проведенных по счету операциях или иной информации о движении средств по счету. Но это общее правило имеет исключения: при предоставлении приобретателем доказательств, свидетельствующих о невозможности установления факта ошибочного зачисления по предоставленным ему данным, обязанность уплаты процентов возлагается на него с момента, когда он мог получить информацию об ошибочном получении средств. В ИП ВАС № 49 в п. 5 выражено это же правило.

-расходы возмещаются по тем же правилам, что и доходы. Ключевой величиной будет момент, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности своего обогащения. Но если доходы подлежат возмещению в полном объеме, причем также те, которые должны были быть извлечены, то применительно к расходам законодатель предусматривает иное правило — потерпевший должен возместить приобретателю только необходимые расходы. Это правило стимулирует приобретателя к скорейшему возвращению неосновательного обогащения.

Как быть, если за время неосновательного обогащения приобретатель улучшает имущество? По этому правилу законодательно никаких правил не существует. Отсутствие специальных указаний приводит к разным точкам зрения.

-некоторые говорят, что раз эти улучшения не являются необходимыми расходами, и обязанность их компенсации не предусмотрена законом, значит, эти расходы компенсации не подлежат.

-другие говорят, что законодатель предусматривает ответственность за утрату или ухудшение и т.д., тогда почему улучшения не подлежат компенсации, и если эти улучшения не подлежат возмещению, то мы санкционируем неосновательное обогащения. Поэтому эти улучшения д. подлежать компенсации. Господствует 2-я точка зрения.



Понятие обязательства вследствие неосновательного обогащения

Приобретение имущества одним лицом у другого происходит, как правило, на основании правомерных юридических фактов. Например, право собственности на какую-либо вещь может возникнуть на основе договора — купли-продажи, дарения, мены или перейти по наследству. Право собственности может быть приобретено и по другим основаниям, предусмотренным гл. 14 ГК РФ. Однако встречаются случаи, когда имущество приобретается без предусмотренных законом оснований. Например, поставщик отгрузил партию стиральных машин в соответствии с заключенным договором поставки универмагу № 2. Однако по ошибке товар был получен и реализован универмагом № 3. Или другой пример. Гражданин Михайлов И.Н., проживающий в доме № 3 по ул. Мира, получил денежный перевод от неизвестного ему Гусева из г. Красноярска. Но перевод в счет погашения долга был выслан проживающему в том же доме предпринимателю Михайлову И.Н. В этих примерах лицо не просто получило имущество в свое фактическое обладание, но и приобрело на него права, которые возникли при отсутствии на то законных оснований.

Имущество может быть также неосновательно сбережено. Это значит, что лицо должно было израсходовать свои средства, но не израсходовало их благодаря затратам другого лица. Например, по платежному поручению одного юридического лица банк ошибочно списал деньги со счета другого юридического лица.

Таким образом, при неосновательном приобретении увеличивается имущество приобретателя, а при неосновательном сбережении количество принадлежащего ему имущества остается прежним, хотя должно было уменьшиться. Лицо должно было израсходовать часть своих средств, но не сделало этого, в результате сохранив их, в то

время как другое лицо понесло расходы, которые не должно было нести.

Интересы лиц, которым соответствующее имущество должно было принадлежать, не могут быть защищены на основании ст. 301 ГК РФ, так как здесь отсутствует фактическое владение чужими индивидуально-определенными вещами, которые могут быть истребованы собственником из чужого незаконного владения. Защита интересов потерпевшего осуществляется при помощи обязательств вследствие неосновательного обогащения, возникающих из факта приобретения или сбережения имущества без правовых оснований и предусматривающих обязанность приобретателя (или лица, которое неосновательно сберегло имущество) передать такое же имущество потерпевшему.

Рассматриваемые обязательства относятся к числу внедоговор-ных и регулируются ст. 1102—1109 ГК РФ.

Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение) за исключением указанных в законе случаев.

Первой особенностью этого обязательства является то, что оно возникает между двумя лицами, одно из которых обогащается (его имущество увеличивается или сберегается) за счет соответствующего уменьшения имущества другого лица. Например, Иванов заключил договор займа с Петровым. Долг был погашен в срок.

Понятие и основания возникновения обязательства из неосновательного обогащения

После смерти Иванова его сын, приняв наследство, не зная о возврате долга отцом, снова выплатил сумму уже несуществующего долга. В данном примере имущество Петрова увеличилось на ту сумму, на которую уменьшилось имущество Иванова. Вторая характерная черта рассматриваемых обязательств — это то, что отсутствуют законные основания для такого обогащения. Приобретение или сбережение имущества за счет другого лица имеет место без оснований, установленных законом, иными правовыми актами или сделкой, — основание либо отсутствует с самого начала, либо отпало впоследствии. Непременным признаком и условием возникновения обязательств вследствие неосновательного обогащения является их незаконность. Именно отсутствие законных оснований приобретения имущества делает его неосновательным независимо от того, имел ли место у неосновательного приобретателя умысел на получение чужого иму-

щества. Решающее значение закон придает самому факту неосновательного приобретения или сбережения имущества.

Поскольку в п. 1 ст. 1102 ГК РФ говорится о двух видах неосновательного обогащения: неосновательном приобретении имущества и неосновательном сбережении имущества, то различают и два вида обязательств из неосновательного обогащения: 1) обязательства из неосновательного приобретения имущества и 2) обязательства из неосновательного сбережения имущества. В чем бы ни заключалось неосновательное обогащение (в виде приобретения или сбережения), оно подлежит возврату целиком. В этом суть данного вида обязательств.

Неосновательное обогащение может явиться результатом действия как самого потерпевшего, так и приобретателя и третьих лиц. Например, зачисление поступающих в банк денег на счет не того клиента, которому они предназначены. При этом приобретатель может не только не содействовать такому неосновательному приобретению или сбережению имущества, но и не знать о своем обогащении. У него может сложиться ошибочное представление о том, что это имущество принадлежит ему. Повлечь незаконное приобретение или сбережение чужого имущества может и событие. Например, в результате паводка на реке заготовленные сплавной организацией бревна попали на территорию другой организации, которая также занималась сплавом леса, и смешались там с заготовленными ею бревнами.

Обязательства из неосновательного обогащения могут возникнуть как между лицами, состоящими между собой в договорных отношениях (например, при уплате долга должником после его оплаты поручителем), так и между лицами, которые договорными отношениями не связаны.

Субъекты обязательств из неосновательного обогащения — лицо, которое неосновательно приобрело или сберегло имущество (должник), и потерпевший, за счет которого должник приобрел или сберег имущество (кредитор). Как должником, так и кредитором могут быть граждане и юридические лица.

Предметом обязательства являются действия неосновательно обогатившегося лица по возврату потерпевшему неосновательно приобретенного или сбереженного имущества.

Обязательства из неосновательного обогащения схожи с виндикацией, поскольку в обоих случаях цель заключается в возврате имущества в натуре и возвращении доходов, которые приобретатель извлек или должен был извлечь за время неосновательного пользе-

вания имуществом потерпевшего с того момента, когда должник узнал или должен был узнать о неосновательности своего обогащения. Отличие же заключается в том, что при виндикации собственнику возвращается именно та вещь, которой он лишился (индивидуально-определенная вещь) и которая сохранилась в натуре. А в обязательствах из неосновательного обогащения потерпевшему возвращается вещь из числа однородных. Причем возвращается независимо от того, как она выбыла из владения потерпевшего, в то время как при виндикации собственник (законный владелец) вправе истребовать свое имущество от добросовестного приобретателя, к которому она перешла по возмездной сделке при условии, что она выбыла из его владения помимо его воли.

Обязательства из неосновательного обогащения имеют сходство и с обязательствами из причинения вреда, так как в обоих случаях потерпевший имеет право требовать возмещения убытков в полном объеме. Сходство проявляется, даже если неосновательное приобретение вызвано действиями самого приобретателя. Но между этими видами обязательств существуют значительные различия. Обязательства из неосновательного обогащения могут возникнуть не только вследствие действий приобретателя, третьих лиц, но и в результате действий самого потерпевшего, а также события. Обязательства же из причинения вреда возникают только вследствие неправомерных действий причинителя вреда, как правило, в случае совершения правонарушения виновно; обязательства из неосновательного обогащения могут возникнуть и на основе правомерных действий и на основе событий, т.е.

в данном виде обязательств вина приобретателя значения не имеет. Имеются отличия и в размере возмещения причиненного ущерба. Обязательства из причинения вреда обеспечивают восстановление имущественной сферы потерпевшего по принципу полного возмещения, а в обязательствах из неосновательного обогащения ущерб возмещается в том размере, в котором должник обогатился.

1. Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

2. Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Комментарий к статье 1102 Гражданского Кодекса РФ

1. Термин "имущество", используемый в п. 1 ст. 1102, следует толковать расширительно, включая также имущественные права (см. ст. 1106 и коммент. к ней) и все иные защищаемые правом материальные блага.

2. Основания приобретения (сбережения) имущества за счет другого лица могут устанавливаться не только названными в п. 1 законом, иными правовыми актами и сделкой, но также актами министерств и иных федеральных органов, которые согласно п. 7 ст.

2.Основания возникновения кондикционного обязательства

3 ГК могут содержать нормы гражданского права. Поэтому данная формулировка п. 1 должна толковаться расширительно.

3. Под называемыми в п. 1 ст. 1102 основаниями следует понимать разного рода юридические факты, дающие субъекту основание (титул) на получение имущественного права. Такие юридические факты названы в ст. 8 ГК.

В ст. 1102 не повторено содержавшееся в ч. 2 ст. 473 ГК 1964 и п. 1 ст. 133 Основ ГЗ указание, согласно которому неосновательное обогащение имеет место, "если основание, по которому приобретено имущество, отпало впоследствии". Надо считать, что это правило, которое вытекает из сущности неосновательного обогащения, сохраняет свое значение. Это подтверждается судебной практикой (Вестник ВАС РФ, 1997, N 7, ст. 75).

4. В п. 2 ст. 1102 содержится практически важное положение, согласно которому неосновательное обогащение имеет место независимо от действий сопричастных к нему лиц и их воли. Важен объективный результат: наличие неосновательного приобретения (сбережения) имущества за счет другого лица без должного правового основания. Исключения предусмотрены в ст. 1109 (см. коммент. к ней). Однако при определении последствий недостачи и ухудшения возвращаемого в натуре обогащения (ст. 1104 ГК) и при возмещении неполученных доходов (ст. 1107 ГК) учитывается степень вины приобретателя.

5. О неосновательном обогащении и его последствиях имеются нормы также в ряде других глав ГК (ст. 366, п. 2 ст. 542, п. 3 ст. 937), причем в ст. 366 используется иной термин — неосновательно полученное, а в п. 2 ст. 542 — неосновательно сбереженное.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *