Постановление пленума по мошенничеству

Постановление пленума по мошенничеству

Постановление пленума верховного суда РФ не решило всех спорных моментов квалификации мошенничества

Медведев Сергей Сергеевич, преподаватель кафедры уголовного права Кубанского государственного аграрного университета.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем Постановлении от 27 декабря 2007 г. N 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате" <1> разъяснил многие спорные моменты, возникающие в судебной практике при рассмотрении соответствующих уголовных дел. Он восполнил пробел, который затруднял разрешение дел данной категории. Прежнее Постановление Пленума Верховного Суда России от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" <2> не детализировало вопросы мошенничества и других распространенных форм хищения. Однако новое Постановление, на наш взгляд, не раскрыло ряд спорных на практике вопросов.

<1> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате" // Российская газета. 2008. 12 янв. С. 12.
<2> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" // Электронная правовая система "КонсультантПлюс".

Пункт 5 Постановления Пленума определяет умысел по времени возникновения как заранее обдуманный, ничего не говоря об имуществе, за которое лицо, совершающее мошеннические действия, произвело предоплату. Например, имея умысел похитить товар на общую стоимость 260 тыс. рублей, мошенник вносит предоплату 60 тыс. рублей и, получив товар, скрывается. Как в данном случае должен поступить следователь, а потом суд? На данный вопрос разъяснения Пленума не дают ответа. Примечание к ст. 158 УК РФ стоимость похищенного имущества, превышающего 250 тыс. рублей, признает крупным размером, что является особо квалифицирующим признаком мошенничества (тяжкое преступление). Возникает вопрос, действительно ли субъект преступления получит, как в приведенном примере, товар на сумму 260 тыс. рублей? Шестьдесят тысяч он уже отдал, соответственно, преступная "прибыль" составит 200 тыс. Налицо деяние, которое надлежит оценивать как преступление средней тяжести (ч. 2 ст. 159 УК РФ) <1> при наличии значительного ущерба гражданину, иначе по части 1 ст. 159 УК РФ (преступление небольшой степени тяжести). Поскольку субъективная сторона мошенничества определяется прямым умыслом и корыстной целью <2>. Прямой умысел характеризуется следующими интеллектуальной и волевой сторонами: "…если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействий), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления" <3>. Соответственно, мошенник осознает, что он путем обмана или злоупотребления доверием потерпевшего завладевает чужим имуществом или приобретает право на него, предвидит причинение собственнику или иному владельцу материального ущерба (это волевой момент) и желает причинить указанный ущерб (волевой момент). Что же касается крупного размера, то, на наш взгляд, мошенник, приобретая товар и внося предоплату, осознает, что в дальнейшем не будет оплачивать оставшуюся сумму по договору и, соответственно, похищает разницу между стоимостью товара и предоставленными средствами, предвидя неизбежность причинения материального вреда и желая этого. В данном случае, для признания крупного размера необходимо, чтобы умысел был направлен на хищение чужого имущества, стоимость которого превышает 250 тыс. рублей. Указанная сумма — своего рода фикция, используя которую, законодатель, с одной стороны, показывает глубину поражения отношений собственности, с другой, — величину реального материального ущерба, тем самым повышая общественную опасность данного деяния законодательными мерами, внося ее в особо квалифицирующие признаки мошенничества. Возможно, Пленуму нужно дополнительно разъяснить данный момент, для того чтобы в дальнейшем не возникало вопросов у правоохранительных органов.

<1> Уголовный кодекс РФ. М.: Юрайт-Издат, 2007. С. 75, 76.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (отв. ред. В.М. Лебедев) включен в информационный банк согласно публикации — Юрайт-Издат, 2007 (издание 7-е, переработанное и дополненное).

<2> Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под общ. ред. д-ра юрид. наук, Председателя Верховного Суда РФ В.М. Лебедева. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2005. С. 370; Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Отв. ред. д-р юрид. наук, профессор А.В. Наумов. М.: Юристъ, 1996. С. 410; Севрюков А.П. Хищение имущества: криминологические и уголовно-правовые аспекты. М.: Издательство "Экзамен", 2004. С. 105. Уголовное право РФ. Особенная часть: Учебник / Под ред. д-ра юрид. наук, проф. Л.В. Иногамовой-Хегай, д-ра юрид. наук, проф. А.И. Рарога, д-ра юрид. наук, проф. А.И. Чучаева. М.: ИНФРА-М; КОНТРАКТ, 2006. С. 184.
<3> Галиакбаров Р.Р. Уголовное право. Общая часть: Учебник. Краснодар: Кубанский государственный аграрный университет, 2005. С. 173.

Пункт 25 Постановления Пленума, определяющий: "При установлении размера, в котором лицом совершены мошенничество, присвоение или растрата, судам надлежит иметь в виду, что хищение имущества с одновременной заменой его менее ценным квалифицируется как хищение в размере стоимости изъятого имущества", на наш взгляд, не разрешает вопроса относительно умысла на хищение в крупном и особо крупном размере. Поскольку, совершая преступление, мошенник, имея умысел похитить имущество определенной стоимости (в данном случае в крупном или особо крупном размере), предоставляя менее ценный товар взамен более ценного, тратит определенную сумму, что, естественно, отражается в его сознании в конечном результате как своего рода расходы, произведя которые, он получит намного больше за вычетом "расходов". Рекомендации Пленума четко указывают на стоимость имущества, не отражая умысла мошенника. В данном случае нам видится казуистический характер рекомендации, который не способствует однозначному процессу квалификации мошенничества. Так, следователь, суд, установив умысел на хищение имущества путем подмены более ценного товара (например, стоимостью 270 тыс. рублей) менее ценным (например, стоимостью 50 тыс. рублей), при наличии фактической стоимости изъятого имущества, превышающей 250 рублей, должен будет в соответствии с рекомендацией признать крупный размер. Хотя умысел мошенника был направлен на хищение имущества в сумме 220 тыс. рублей. На наш взгляд, необходимо дополнительно разъяснить данный момент, учитывая не только объективную, но и субъективную сторону хищения.

Пункт 8 указанного Постановления Пленума ВС РФ гласит: "В случае создания коммерческой организации без намерения фактически осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность, имеющую целью хищения чужого имущества или приобретения права на него, содеянное полностью охватывается составом мошенничества. Указанные деяния следует дополнительно квалифицировать по ст. 173 УК РФ как лжепредпринимательство только в случаях реальной совокупности названных преступлений, когда лицо получает также иную, не связанную с хищением, имущественную выгоду". Из этого разъяснения следует, что с момента создания коммерческой организации в целях хищения чужого имущества или приобретения права на чужое имущество, если исходить из текста Постановления, мошенничество окончено. Сам состав становится усеченным. Такая рекомендация не способствует улучшению положения при разрешении спорных вопросов в процессе правоприменения, а, наоборот, усложняет его. Мы считаем, что необходимо лжепредпринимательство при наличии к тому оснований, указанных Пленумом, квалифицировать как способ совершения мошенничества. В этом случае отсутствует реальная совокупность мошенничества и вышеуказанного преступного деяния.

Пункт 23 Постановления разъясняет содержание посредственного причинения при мошенничестве, присвоении и растрате, но не указывает, что лицо, склонившее другое, не достигшее возраста уголовной ответственности, должно дополнительно нести уголовную ответственность по ст. 150 УК РФ, в случае, если вовлекший достиг возраста уголовной ответственности по данной статье (18 лет). Этот вопрос следовало по аналогии с Постановлением Пленума Верховного суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" разъяснить и в п. 23.

Отразив современную тенденцию посредством раскрытия вопроса мошеннических действий в сфере высоких технологий, Пленум, на наш взгляд, не разъяснил момент проявления мошенничества в сфере сотовой связи, а в настоящее время этот вид мошенничества является самым распространенным. В результате работы международных экспертов, оценивших ежегодные глобальные потери от противозаконных действий злоумышленников на сетях сотовой связи, выявлен ущерб компаний по этим причинам за 2003 — 2005 гг. в размере 54,4 — 60 млрд. долларов <1>. Объективной официальной статистики по данному виду мошенничества в России не существует в связи с тем, что Уголовный кодекс РФ не содержит норму, которая охватывала бы признаки мошенничества в сфере сотовой связи. Несмотря на это, некоторые операторы признают, что теряют 7 — 10% своих доходов от противоправных действий нарушителей <2>. На наш взгляд, в Постановлении необходимо было разъяснить, как квалифицировать действия, выражающиеся в получение обманным путем ресурсов сотовой связи без цели их оплаты в том случае, когда лицо, совершающее данные действия, осуществляет использование сетей других операторов, по сетям которых данные соединения производятся. И как надлежит квалифицировать использование преступником сетей оператора, к которому он подключен без цели их оплаты, а также в случае предоставления сетей сотовой связи одним лицом, зарегистрировавшимся как собственник, третьим лицам без надлежащей оплаты.

<1> Статистические данные официального сайта CFCA (ассоциация по контролю за мошенничеством в телекоммуникациях) // www.cfca.org.
<2> Чанин П.

Борьба с мошенничеством в телекоммуникационных сетях // Связь и сетевые решения. 2003. N 43(409). Цит. И.В. Лазарева: "Некоторые проблемы расследования несанкционированного доступа к сетям сотовой радиотелефонной связи" // "Черные дыры" в российском законодательстве. 2007. N 1. С. 313.

Этот вопрос был детально разработан еще в 2002 г. Б.Д. Завидовым, но не нашел своего отражения в правоприменительной практике на уровне нормативного закрепления <1>. Так, в первом случае предлагалось квалифицировать действие как мошенничество, поскольку происходит изъятие имущества из обладания собственника или иного владельца и его незаконное обращение в пользу виновного или других лиц. Во втором случае, необходима квалификация как причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием без признаков хищения (ст. 165 УК РФ), поскольку не происходит уменьшения наличной массы имущества потерпевшего, а имеет место упущенная выгода. Возникает вопрос относительно лиц, которые пользуются услугами сотовой связи по явно заниженной цене.

Приведем пример из практики: "Ш. и К. приобрели аппарат мобильного сотового телефона, а также незаконно получили из не установленного следствием источника абонентские номера и шифр-коды сотовых телефонов клиентов фирмы ОАО… периодически изменяя при помощи специальной схемы перекодировки, полученной ими из не установленного следствием источника для этой цели, шифр-код и номер телефона, многократно использовали имеющийся у них сотовый телефон как лично, так и предоставляя гражданам из числа студентов академии и университета для осуществления переговоров за плату… таким образом, своими действиями Ш. и К. совершили причинение имущественного ущерба владельцу имущества путем обмана при отсутствии признаков хищения, совершенное группой лиц по предварительному сговору, причинившее крупный ущерб, т.е. преступление, предусмотренное п. "б" ч. 3 ст. 165 УК РФ" <2>.

Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации № 48 от 30 ноября 2017 г.

При анализе данного примера возникает вопрос: а можно ли привлечь лиц, пользовавшихся данным сотовым телефоном для переговоров по международной и междугородней связи? Фактически, оплачивая переговоры, студенты академии и университета понимали, что стоимость переговоров, предоставляемых Ш. и К., намного ниже официальной. В связи с чем, на наш взгляд, необходимо дать разъяснения по данному вопросу. На наш взгляд, в данном случае лица, пользующиеся услугами сотовой связи за плату, явно сниженную в несколько раз, осознают противоправный характер своих действий, соответственно, должны нести уголовную ответственность. Лицо, дающее возможность произвести звонок по сотовому телефону за явно сниженную плату, как это показано в примере из практики, как бы предоставляет криминальную услугу.

<1> Завидов Б.Д. Уголовно-правовой анализ "мошенничества в сетях сотовой связи" // Электронная правовая система "КонсультантПлюс".
<2> Уголовное дело N 6609 по обвинению Ш. и К. в совершении преступлений, предусмотренных п. "б" ч. 3 ст. 165 УК РФ, ч. 2 ст. 35, ч. 1 ст. 183 УК РФ, ч. 2 ст. 35, п. "б" ч. 2 ст. 171 УК РФ (неправомерный доступ и использование системы сотовой связи) // Архив суда Западного округа г. Краснодара. Цит. Cyber Crimes. Ru.

Правоприменительные органы испытывают трудности при установлении содержания уголовно-правового запрета, содержащегося в новой статье об ответственности за мошенничество в сфере кредитования.
1. Какие признаки субъекта следует устанавливать для решения вопроса о наличии состава преступления, предусмотренного ст. 159.1 УК РФ?
Из текста нормы следует, что субъект преступления — специальный, это лицо, являющееся заемщиком. Словарь экономических терминов определяет заемщика как одного из субъектов кредитных отношений, получателя кредита, который гарантирует возвращение временно заимствованных средств, оплату предоставленного кредита <1>. Ошибки при определении признаков данного субъекта становятся причиной необоснованного отказа в уголовном преследовании мошенников.
———————————
<1> Райзберг Б.А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.Б. Современный экономический словарь. 5-е изд., перераб. и доп. М.: ИНФРА-М, 2007. С. 212.

Так, на стадии проверки кредитных заявок сотрудники Номос-банка выявили несколько фактов, когда потенциальные заемщики сообщили заведомо ложные или недостоверные сведения, способные повлиять на решение по заявкам или имеющие значение для обеспечения возвратности кредитов. Сотрудники банка обратились в полицию, и при попытке заключить договоры с банком подозреваемые в мошенничестве были задержаны в офисе банка <2>.
———————————
<2> Скобликов П.А. Новый закон об ответственности за кредитное мошенничество и первые гримасы правоприменительной практики // http://zakon.ru/Discussions/.

Сотрудники банка справедливо полагали, что в описанных случаях имели место покушения на преступления, предусмотренные ст. 159.1 УК РФ, однако органы предварительного расследования в возбуждении уголовных дел отказали, обосновывая свое решение следующим. В ст. 159.1 УК РФ предусмотрен специальный субъект преступления — заемщик. Гражданин, который обратился в банк с просьбой выдать ему кредит, представивший туда требуемые документы, но не заключивший договор с банком и, соответственно, не являющийся стороной договора, заемщиком (ст. 819 ГК РФ), еще не является субъектом указанного преступления. Следовательно, по мнению сотрудников полиции, состав преступления в действиях гражданина отсутствует <3>.
———————————
<3> Там же.

Но если рассуждать подобным образом, то получится, что покушение на мошенничество в сфере кредитования возможно лишь на стадии, когда кредитный договор уже подписан, но денежные средства еще не выданы. Поэтому оптимальным вариантом было бы исключение из ст. 159.1 УК РФ указания на такую фигуру, как заемщик, а если этого не произойдет, то под таким субъектом данного преступления предлагается понимать лицо, стремящееся в целях совершения мошенничества в сфере кредитования приобрести статус заемщика, а также лицо, уже вступившее в кредитно-заемные отношения.
С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 159.1 УК РФ, характеризуется прямым умыслом, о чем свидетельствует указание в диспозиции статьи на заведомость предоставления ложных или недостоверных сведений, а также то обстоятельство, что мошенничество в сфере кредитования является специальным случаем мошенничества, которое всегда совершается с прямым умыслом.
Объективная сторона преступления выражается в том, что субъект обращается в банк или к иному кредитору с просьбой о выдаче кредита. Поскольку имущественное положение или иные характеристики субъекта не позволяют ему претендовать на положительное решение кредитора, субъект сообщает ложные сведения, предоставляет кредитору подложные документы и т.д.
О моменте окончания мошенничества идут многолетние споры среди ученых. Суть разногласий сводится к тому, что одна группа авторов считает мошенничество материальным составом <4>, а другая группа авторов — формально-материальным, указывая на то, что при переходе права на имущество преступление считается оконченным с момента получения виновным документа, предоставляющего указанное право, тогда как при хищении имущества путем обмана или злоупотребления доверием преступление считается оконченным при фактическом переходе имущества к виновному и возникновении возможности им распоряжаться <5>. По мнению Ю.И. Ляпунова, право на имущество может быть закреплено в различных документах (завещании, страховом полисе, доверенности на получение тех или иных ценностей, различных видах ценных бумаг и др.). При получении мошенником документов, на основании обладания которыми он приобретает право на имущество, преступление считается оконченным независимо от того, удалось ли мошеннику получить по ним соответствующее имущество <6>.
———————————
<4> Ларичев В.Д., Спирин Г.М. Коммерческое мошенничество в России. Способы совершения. Методы защиты. М., 2001. С. 62.
<5> Ворошилин Е.В. К вопросу об особенностях законодательной конструкции объективной стороны мошенничества (ст. 159 УК РФ) // Право и практика. 2009. N 6. С.

Обзор постановления Пленума ВС РФ № 48 о мошенничестве, присвоении и растрате

248.
<6> Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1997. С. 348.

На наш взгляд, в ст. 159.1 УК РФ изложено описание материального состава, т.е. преступление считается оконченным с момента передачи денежных средств и (или) перечисления их на кредитную карту на основании ложных (недостоверных) сведений о финансовых возможностях заемщика. Статья 897 ГК РФ указывает, что договор займа, к которому относится кредитный договор, считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.
Однако в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате" разъяснено, что, если мошенничество совершено в форме приобретения права на чужое имущество, преступление считается оконченным с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным (в частности… со времени заключения договора…). Вместе с тем законодатель определил мошенничество в сфере кредитования уже, нежели мошенничество, предусмотренное ст. 159 УК РФ.

Последнее понимается не только как хищение чужого имущества, но и как приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. В свою очередь мошенничество в сфере кредитования возможно только в форме хищения. Если, конечно, как это делает Пленум в п. 12 названного Постановления, относить находящиеся на счете денежные средства к вещам, которые только и могут согласно доктрине выступать в роли предмета хищения, а не к правам требования, какими их считает большинство цивилистов.
Следовательно, в случае, когда заемщик представил ложные сведения (документы), а в процессе проверки банком данная информация была выявлена, содеянное следует квалифицировать как покушение. Если же банком был выдан кредит или кредитная карта, то содеянное надлежит квалифицировать как оконченное преступление, даже если преступник не успел использовать заемные средства по своему усмотрению.
Здесь следует обратить внимание на то, что для получения кредита могут быть использованы поддельные или подложные документы, что само по себе является преступлением, предусмотренным ст. 327 УК РФ. Так, Орджоникидзевский районный суд г. Магнитогорска Челябинской области признал виновной гражданку К. по ч. 5 ст. 33 и ч. 1 ст. 327 УК РФ, ч. 1 ст. 159.1 УК РФ, которая, вначале передав паспорт неустановленному следствием лицу для внесения изменений в фамилию в своем паспорте, впоследствии воспользовалась им при получении кредита на сумму 30000 руб. <7>.
———————————
<7> Приговор от 16 января 2013 г. Орджоникидзевский районный суд г. Магнитогорска (Челябинская область) // http://sudact.ru.

Тем не менее практика не единообразна в решении обсуждаемого вопроса. В одних случаях подобного рода деяния квалифицируются как покушение на мошенничество, а подделку документов признают способом совершения мошенничества. В других случаях, усматривая оконченный состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 327 УК РФ, приготовления или покушения на мошенничество не вменяют.
Так, судебная коллегия по уголовным делам Приморского краевого суда рассмотрела в судебном заседании кассационное представление на приговор Фрунзенского районного суда г. Владивостока от 1 октября 2012 г., которым Г. осужден по ч. 2 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. N 26-ФЗ). По ч. 2 ст. 327 УК РФ судом обвинение признано излишним, "…поскольку приобретение самонаборной печати… изготовление поддельной печати, которая была использована при заключении договора купли-продажи… и при изготовлении справки-счета… фактически явились способом совершения мошеннических действий (выделено нами. — М.У., С.Ш.)" <8>. Однако в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 прямо указано, что хищение чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием подделанного этим лицом официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, квалифицируется как совокупность преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 327 УК РФ и соответствующей частью ст. 159 УК РФ.
———————————
<8> Кассационное определение N 22-487 от 17 января 2013 г. Приморский краевой суд (Приморский край) // http://sudact.ru.

В другом уголовном деле суд усмотрел признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 327 УК РФ, однако юридической оценки деяния как приготовления к мошенничеству в области предпринимательской деятельности не дал. Суть преступного замысла Г. заключалась в том, что с помощью цветного принтера преступник изготовил ряд документов, дающих право на покупку земельного участка. Поддельные документы он передал юристу для оформления права собственности на интересующий земельный участок, однако реализовать задуманное не смог по независящим от Г. обстоятельствам <9>.
———————————
<9> Приговор от 24 декабря 2012 г. Ленинский районный суд г. Магнитогорска (Челябинская область) // http://sudact.ru.

Не дано юридической оценки как покушению на получение кредита путем использования поддельных документов и такому деянию. С., склонив своего знакомого директора ООО выдать ему поддельную справку 2-НДФЛ и трудовую книжку, предоставил указанные документы в банк в целях получения кредита. Однако реализовать преступный умысел на получение кредита по поддельным документам у С. не получилось. Красночикойский районный суд Забайкальского края признал С. виновным только по ч. 4 ст. 33, ч. 1 ст. 327 УК РФ <10>. Аналогичное решение принял Орджоникидзевский районный суд г. Магнитогорска Челябинской области, признав виновной в подделке справки 2-НДФЛ по ч. 1 ст. 327 УК РФ К., которая в целях получения кредита представила указанную справку в банк, где работниками банка подделка была выявлена <11>.
———————————
<10> Приговор от 20 декабря 2012 г. Красночикойский районный суд (Забайкальский край) // http://sudact.ru.
<11> Приговор от 10 декабря 2012 г. Орджоникидзевский районный суд г. Магнитогорска (Челябинская область) // http://sudact.ru.

В каком же случае возможно применение ст. 159.1 УК РФ без совокупности со ст. 327 УК РФ? Очевидно, когда заемщик предоставляет ложную информацию устно, т.е. без документального подтверждения. Также не требуется дополнительной квалификации по ст. 327 УК РФ в случае, когда мошеннические действия совершает одно лицо, а подделку документов — другое (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51). Ну или если, допустим, мошенник, пользуясь сходством с владельцем похищенного им паспорта, представляет кредитору такой паспорт (в который искаженные данные не внесены), заключая договор, обязательства по которому не собирается выполнять, на другое имя. Полагаем, что правила определения совокупности преступлений при квалификации мошенничества, предусмотренного ст. 159 УК РФ и ст. 327 УК РФ, изложенные в названном Постановлении Пленума, применимы и при решении вопроса о наличии либо отсутствии совокупности ст. 159.1 УК РФ и ст. 327 УК РФ.
Заемщик (в значении, которое мы определили выше) предоставляет "…банку или иному кредитору заведомо ложные и (или) недостоверные сведения" (ч. 1 ст. 159.1 УК РФ). Чем отличается термин "ложный" от термина "недостоверный"?
Ложный — содержащий ложь, неправду, неправильный, ошибочный, мнимый, обманчивый <12>. Недостоверные сведения — это сведения, не соответствующие действительности. Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах <13>. Полагаем, что в контексте ст. 159.1 УК РФ указанные термины различаются следующим: ложная информация — это информация, изначально содержащая не соответствующие действительности сведения. Недостоверные сведения могут изначально не быть ложными, но при определенных условиях (о которых, несомненно, знает заемщик) приводить кредитора к ошибочным представлениям о фактическом финансовом положении будущего должника. Например, потенциальный заемщик представляет банку реальную справку 2-НДФЛ и другие документы, которые требует банк, однако умалчивает о своих существенных финансовых обязательствах по договору найма, залога и т.п.
———————————
<12> Ожегов С.И. Словарь русского языка: Ок. 57000 слов / Под ред. Н.Ю. Шведовой. М. : Рус. яз., 1981. С. 415.
<13> Кабалоев М.А. Что включают в себя понятия "недостоверные сведения" и "сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию"? // http://прокуратурасамарскойобласти.рф.

В диспозиции ст. 159.1 УК РФ законодатель использует для обозначения потерпевшего от мошенничества термин "кредитор". Таковым может быть не только кредитная организация, в том числе банк, но и любое физическое или юридическое лицо, дающее денежные средства взаймы. Следовательно, если физическое лицо дает взаймы денежные средства другому лицу, то состав преступления будет в случае, когда последнее обещает, например, отдать деньги в оговоренный срок, но этого не делает.
Как отграничить ст. 159.1 УК РФ от смежной с ней ст. 176 УК РФ?
С субъективной стороны оба преступления считаются умышленными. Разница заключается в том, что при мошенничестве умысел преступника существует уже в момент введения кредитора в заблуждение и направлен на противоправное и безвозмездное с корыстной целью изъятие и обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц. При незаконном получении кредита (ч. 1 ст. 176 УК РФ) умысел преступника направлен на временное получение кредита с последующим, пусть и несвоевременным, возвращением денежных средств, взятых в кредит.
На практике провести разницу между этими составами по субъективной стороне возможно и при наличии (отсутствии) определенных платежей со стороны заемщика. Однако, на наш взгляд, оплата кредита несущественными суммами, явно не соответствующими размеру ежемесячного платежа, может свидетельствовать о попытке виновного избежать уголовной ответственности по ст. 159.1 УК РФ.

Пристатейный библиографический список

1. Ворошилин Е.В. К вопросу об особенностях законодательной конструкции объективной стороны мошенничества (ст. 159 УК РФ) // Право и практика. 2009. N 6.
2. Кабалоев М.А. Что включают в себя понятия "недостоверные сведения" и "сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию"? // http://прокуратурасамарскойобласти.рф.
3. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1997.
4. Ларичев В.Д., Спирин Г.М. Коммерческое мошенничество в России. Способы совершения. Методы защиты. М., 2001.
5. Райзберг Б.А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.Б. Современный экономический словарь. 5-е изд., перераб. и доп. М.: ИНФРА-М, 2007.
6. Скобликов П.А. Новый закон об ответственности за кредитное мошенничество и первые гримасы правоприменительной практики // http://zakon.ru/Discussions/.
7. Ожегов С.И. Словарь русского языка: Ок. 57000 слов / Под ред. Н.Ю. Шведовой. М.: Рус. яз., 1981. С. 415.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Постановление пленума верховного суда РФ не решило всех спорных моментов квалификации мошенничества

О мошенничестве и присвоении, растрате

Верховным Судом Российской Федерации актуализированы разъяснения об уголовной ответственности по делам о мошенничестве, присвоении и растрате

30.11.2017 Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял постановление № 48 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате".

В постановлении содержатся новые разъяснения, в том числе в связи с включением в УК РФ новых статей, предусматривающих ответственность за мошенничество в сфере кредитования, при получении выплат, мошенничество с использованием платежных карт, в сфере страхования и компьютерной информации.

В частности, Пленумом Верховного Суда РФ даны следующие разъяснения:

в случаях, когда лицо получает чужое имущество или приобретает право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества или права, в результате чего потерпевшему причиняется материальный ущерб, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, если умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, возник у лица до получения чужого имущества или права на него;

если в результате мошенничества гражданин лишился права на жилое помещение, то действия виновного надлежит квалифицировать по части 4 статьи 159 УК РФ независимо от того, являлось ли данное жилое помещение у потерпевшего единственным и/или использовалось ли оно потерпевшим для собственного проживания;

мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, признается уголовно наказуемым, если это деяние повлекло причинение ущерба индивидуальному предпринимателю или коммерческой организации в размере десяти тысяч рублей и более;

обман при совершении мошенничества в сфере кредитования заключается в представлении кредитору заведомо ложных или недостоверных сведений об обстоятельствах, наличие которых предусмотрено кредитором в качестве условия для предоставления кредита (например, сведения о месте работы, доходах, финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации, наличии непогашенной кредиторской задолженности, об имуществе, являющемся предметом залога);

вмешательством в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей признается целенаправленное воздействие программных или программно-аппаратных средств на серверы, средства вычислительной техники (компьютеры), в том числе переносные (портативные) — ноутбуки, планшетные компьютеры, смартфоны, снабженные соответствующим программным обеспечением, или на информационно-телекоммуникационные сети, которое нарушает установленный процесс обработки, хранения, передачи компьютерной информации, что позволяет виновному или иному лицу незаконно завладеть чужим имуществом или приобрести право на него.

Признано утратившим силу постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51.

С полным текстом постановления можно ознакомиться на официальном сайте Консультант Плюс (www. consultant.ru).

Подразделение: уголовно-судебный отдел прокуратуры округа 

Распечатать

Вернуться назад


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *